Забвению не подлежит

Забвению не подлежит

«Жизнь мертвого отдана памяти живущего»
Марк Туллий Цицерон

 

Война. Война… Как много боли, страданий, ужаса в одном только слове. Едва ли ходил по нашей земле, по нашей стране, человек, не принимавший участия в кровопролитной и жуткой Великой Отечественной войне. По-моему, Великой ее называют потому, что, несмотря на долгих четыре года, несмотря на все лишения и тяготы жизни, поистине Великий народ самоотверженно стремился к По-беде. Кто ушел на фронт, познав суровую военную жизнь в окопах и землянках, кто работал для скорей-шей победы в тылу, не жалея себя, и рук своих, и живота своего. Все эти люди – Герои. Достойные дети своей Родины. Одним из таких людей был мой прадед Борис Антонович Король.

Война для него началась 6 октября 1942 года. Как вспоминал Борис Антонович, Москва в этот день была солнечная, на небе «слегка появлялись еще белые тучки, как в обычный трудовой день».

Утром этого дня прадед собирался в театр на оперу «Тоска», но, за два часа до представления, ему и его сослуживцам сообщили, что поход в театр отменяется, необходимо быстро собраться и ехать в авиаполк под командованием товарища Гризодубова, который был связан с партизанами. «Собираться нам долго не пришлось, так как все мы были готовы каждую минуту покинуть столицу и вылететь на любое задание», – писал в своих воспоминаниях Борис Антонович.

Вот и линия фронта. Самолет моего прадеда был схвачен прожекторами противника. Он в это время находился в кабине командира. Как вспоминает Борис Антонович, зенитки противника от-крыли по их самолету прицельный огонь. Снарядом была повреждена плоскость и задняя часть самолета. Однако «умение командира и его экипажа вести корабль в такой обстановке позволило продолжать полет», – пишет прадед. Командиром самолета был получен приказ делать посадку на «неопробованный» партизанский аэродром. «Самолет приземлился благополучно. И вот партизанская земля!», – радуется успешному приземлению Борис Антонович.

Среди встречающих был Сидор Артемович Ковпак – командир партизанского соединения. Подойдя к Борису Антоновичу, он произнес: «А с этим хлопцем я уже знаком».

Вот как описывает Борис Антонович встречу со своими будущими боевыми друзьями-партизанами: «Эти незнакомые люди своим поведением и отношением с первых минут так располагали к себе, вроде мы всегда были вместе и встретились, как встречаются хорошие друзья после боя».

Как-то после выступления руководителей партизанского соединения он сказал, что с такими командирами «выполнишь любое задание и даже не страшно умереть», на что последовал ответ: «Вас сюда не умирать прислали, а проводить большую работу с комсомольцами и молодежью».

После создания комсомольской организации крупного партизанского соединения, все оставшиеся дни октября были использованы для проведения работы по подготовке личного состава к «новым, трудным и ответственным походам».

В своих воспоминаниях Борис Антонович почти не упоминает сражения и военные столкновения с немецкой армией. Большое внимание он уделял именно тому, что на их комсомольскую организацию, которую прадед возглавлял в партизанском соединении, была возложена почетная задача – про-водить массово-воспитательную и разъяснительную работу среди партизанской молодежи. Они объясняли, что коммунист и комсомолец должны высоко нести знамя партии через временно оккупированные города и села, рассказывать населению правду о героических боях Красной Армии и поднимать советских людей на борьбу против немецко-фашистских захватчиков.
Встречам партизан с местным населением придавалось серьезное значение. «Они видели в нас Красную Армию, нашу Коммунистическую партию и правительство, которые не забывали о них», – писал Борис Антонович.

Прадед вспоминает, что интересный митинг молодежи был проведен в декабре 1942, посвященный Дню Советской Конституции. Открывая собрание, Борис Антонович предложил его участникам спеть Интернационал. «Это было так торжественно и трогательно, что у нашего комиссара даже речь потерялась, хотя он был пламенный и опытный оратор», – пишет прадед.

Борис Антонович вдвоем с Радиком Рудневым, сыном комиссара Руднева, в составе пятой роты ворвались в город Лоев и водрузили на пожарной каланче Красное знамя. Знаменательным стало и то, что это было в день 27-й годовщины Октябрьской революции – 7 ноября 1942 года.

В тылу врага им приходи-лось вести борьбу не только с фашистами, но и с украинскими националистами. «Эти немецкие прихвостни предавали местных коммунистов и комсомольцев, на-селение, сочувственно относившееся и помогавшее партизанам и подпольщикам». Поэтому пе-ред командованием соединения и в первую очередь перед комсомольцами стояла задача организации борьбы с украинскими националистами.

Страшно ведь даже не то, что ему пришлось воевать еще и со своим народом – с украински-ми националистами, поддерживающими германскую армию. И не то, что он получил тяжелое ранение во время Карпатского рейда. Страшны его слова, сказанные в эпоху горбачевской перестройки: «Не дай Бог, если сегодня случится война – предателей будет в десятки раз больше».

Читайте также: